Хозяин земли русской. Как "Газпром" получил возможность распоряжаться территорией в черте города?

Хозяин земли русской. Как "Газпром" получил возможность распоряжаться территорией в черте города?

        Дело — труба! Город Сургут рискует стать зоной отчуждения  — в  лучших традициях фильмов Тарковского. Сотни жилых, коммунальных и  производственных объектов оказались в  границах новой охранной территории компании «Газпром переработка». Конденсатопровод «Уренгой-Сургут» в  этом году был  поставлен на  кадастровый учет. И  теперь нахождение любых строений в  пределах нескольких километров от  трубопровода под  запретом. В  так  называемую «зону минимально допустимых расстояний» попали дачные кооперативы, производственные базы и  даже сургутский аэропорт. Какая дальнейшая судьба ждет все  эти  объекты? Вопрос, без  преувеличения, сложный. Сейчас все  заинтересованные стороны оценивают юридическую аспекты этой ситуации. Быстрее всего на  происходящее среагировал рынок недвижимости. Риэлторы говорят, что  уже  с  лета любые сделки в  дачных кооперативах в  районе аэропорта проходят со  скрипом.

        «В августе этого года мы столкнулись с первой приостановкой регистрации перехода права собственности на земельный участок. Основанием для этого послужило наличие этой охранной зоны. На самом деле, сейчас существует риск с уже возведенными жилыми домами, которые могут как раз-таки нарушать минимально допустимые границы. И, соответственно, есть ограничения при строительстве новых жилых домов, они возможны только с разрешения компетентной организации», — пояснила руководитель юридического департамента риэлторской компании Анастасия Дмитриева.

        За последние годы Сургут не  раз  сталкивался с  земельными спорами обычных людей и  государственных корпораций. Время от  времени вспыхивают новые конфликты между дачниками и  владельцами газопроводов, железнодорожных путей  или линий электропередачи. Всем понятно, что  такое соседство сложилось десятки лет  назад, и  все  это  время оно  никого не  смущало. А  теперь юристы корпораций с  бульдожьей хваткой требуют от  дачников, чтобы те  сносили свои постройки.

        «Когда нужно было освивать север, нужно было людям создавать условия минимальные для  проживания, для  выживания, наверху махали шакой, говорили  — сделать до  такого-то, и  закрывали на  все  глаза, и  делали. Не  задумывались об  охранных зонах, потому что  если  бы  не  было людей, не  было бы  никаких объектов, никому бы  эти  охранные зоны не  нужны были. А  сейчас начинают там  с  одной стороны закручивать гайки по  поводу безопасности всей вот  этой. Теракты, взрывы, и  так  далее. И  тут  вдруг оказывается, что  тут  люди живут, которые 30-40 лет  назад все  это  строили, поднимали и  создавали благосостояние, а  сейчас всем наплевать, и  сейчас вот  их  сносят  — вот  такая вот  антисоциальная политика идет»,  — считает председатель ассоциации садоводческих, огороднических и  дачных некоммерческих объединений Сургута и  Сургутского района Леонид Зосименко.

        Нынешний случай с «Газпромом» поражает своими масштабами. По  предварительным оценкам, в  зону минимально допустимых расстояний попало около 6 тысяч земельных участков  — не  только города, но  и  района. Чиновники уже  шутят: зачем вообще нужны местные власти, если  в  земельных вопросах последнее слово все  равно остается за «Газпромом»? Но  это  было бы  смешно, когда бы  не  было так  грустно. Появится  ли все-таки у  Сургута шанс самостоятельно распоряжаться своей судьбой?

        Мечты о счастливой жизни за городом для Тагира Шакирова кажется канули в Лету. Он потратил несколько лет на то, чтобы превратить дачу в настоящий жилой дом. Однако теперь ему отказывают в праве получить прописку в собственном жилье. С момента появления »зоны минимально допустимых расстояний» до газпромовского трубопровода территория дачного кооператива ПСОК-8, судя по документам, оказалась непригодна для постоянного проживания.

        «Вдруг выясняется, что тут нельзя прописаться, где-то     проходит нитка газопровода и сказали, что все это попадает в защитную зону. И нам отказали», — рассказывает Тагир Шакиров.

        Помимо дачников, жизнь может быть осложнена и  для  производственных объектов. В  сургутском аэропорту, например, в  последнее время ходили разговоры о  предстоящей реконструкции. Реальна  ли она  в  условиях соседства с  трубопроводом  — большой вопрос.

        «Аэропорт находится в охранной зоне, чтобы выполнить какие-то работы ему нужно согласовывать эти работы с »Газпромом», а »Газпром» не знает как их согласовывать. Если существуют определенные ограничения, фактически эти работы не могут быть выполнены», — прокомментировал депутат Думы Сургута Василий Птицын.

        Всех волнует главный вопрос  — что  дальше? Несколько лет  назад дачники из  кооперативов, расположенных по  обе  стороны грэсовского водохранилища, попали в  охранную зону магистрального газопровода, что  уже  само по  себе осложнило жизнь садоводов. Ну, а  дальше  — больше. Конфликтующие стороны пошли в  суд.

        Сургутские дачники уже  успели проиграть другой дочке «Газпрома» больше 100 исков в  суде. Мало того, что  они  будут должны снести все  строения, расположенные на  их  земельных участках, так  еще  и  сделать это  за  собственный счет, и  даже компенсировать газовикам судебные издержки!

        Летом российский президент Владимир Путин во  время прямой линии дал  четко понять, что  в  подобных ситуациях интересы обычного человека должны быть выше интересов государственных корпораций. После чего в  истории с  газопроводом в  районе ГРЭС наступило временное затишье.

        «Конечно, надо делать все  для  обеспечения безопасности людей, но  их  нужно оставить в  покое. Можно не  разрешать строить новых зданий, сооружений уже  в  150-метровой зоне, но  тех, кто  уже  построился в  100-метровой зоне  — нужно оставить в  покое. И  я  сделаю все, чтобы это  решение состоялось», -пообещал Президент.

        Появление новой охранной зоны возле аэропорта стало большим сюрпризом и  для  сургутских властей. У  местной Администрации большие планы по  дальнейшему обустройству Таежного и  Дорожного  — там  строятся жилые дома. И  ставить крест на  развитии этой части города из-за газпромовской трубы чиновники не  хотят.

        «Наша позиция  — подавать в  суд  с  целью защиты прав жителей, и  чтобы этот вопрос был  в  их  пользу», -заявил заместитель главы Сургута Алексей Жердев.

        Аналогичный иск  в  суд  планирует подать и  администрация Сургутского района. Оба  муниципалитета намерены приложить все  усилия к  тому, чтобы освободиться от  обременений, которые неожиданно легли им  на  плечи.

        Пока нам  остается только наблюдать, как  дальше будут разворачиваться события. Есть версия, что  появившаяся зона минимально допустимых расстояний  — результат неправильно примененного СНИПа при  постановке трубопровода на  кадастровый учет. В  таком случае, границы территории можно будет вполне мирно пересмотреть в  сторону уменьшения. Ну  а  если «Газпром» все-таки будет отстаивать свою позицию, то  дело дойдет до  суда. А  там  уже  все  будет зависеть от  служителей Фемиды. В  случае с  кооперативом «Прибрежный» все  иски были удовлетворены не  пользу жителей. А  вот  собственникам из  ДНТ «Обский» несколько лет  назад удалось отстоять свои дачи в  противостоянии с «Российскими железными дорогами». Так  что  судебная практика складывается неоднозначная.

        Вывод из  всей истории пока можно сделать один: в  России даже при  наличии собственности никто не  может гарантировать непреложность этого права. И  здесь не  важно, о  чем  идет речь. Машины, квартиры, дачи в  мгновение ока  могут оказаться в  чужих руках  или стать балластом, который даже продать нельзя. Впрочем, кажется, что  все  мы  к  такой страшной правде еще  не  готовы. Но, если  ситуация с «Газпромом» не  разрешится, то  тысячам сургутян придется взглянуть ей  в  лицо.

        Дмитрий Завьялов




Другие новости

Другие новости